Московский акцент

Если Вы уже не плачете при виде работ Зураба Церетели, а относитесь к ним как к любому атмосферному явлению, если Вы забыли как выглядит Красная площадь и Арбат, говорите на чудовищном ломаном английском, зная его в совершенстве, знаете, что Син из «Шамбалы» вернется из Алма-Аты в субботу, говорите «алигархическое место», «иишница» и «батон» — Вы москвич. И упаси вас бог предложить приятелю пойти на Арбат выпить чашечку кофе, а не зеленого чая. А тем более — отпраздновать День города на Поклонной горе.

Питерские чиновники, переезжая в столицу, всеми силами вышибают из своего мозга «шаверму», «булку хлеба», «поребрик» и «парадное». Можно сменить Ланвен на Comme des Garcons, Вольво на Лендкрузер, но москвичом так и не стать. Опыт тайной мимикрии под жителя Белокаменной — от лингвиста Елены Омельяновой, автора учебника по фонетике.

— Прежде всего — акайте. Это из области вокализма, то есть резко и контрастно выделяйте ударный слог. Окали в Москве до XVIII века, окали Иван Грозный и его окружение, очевидно, окало и старое боярство — Хованские, Мстиславские и Одоевские. Потом вместе с приезжими с юга и востока здесь укрепилось аканье.

Можно шикануть и говорить на старомосковском — то есть произносить мягкое «р»: «перьвый», «четверьг», «верьх». Но это уже мало кто оценит. Для качественной мимикрии под москвича лучше запомнить, что:

  1. «Щ», «сч», «жж», «зж», «жд» произносятся как «ш» и «ж» мягкие и долгие: «щи», «щёт», «жужжать», «вижжать», «дожжя».
  2. Вместо «чн» говорите «шн» («скушно»). При этом «булошная» уже устаревает. «Молошный» уже устарело.
  3. Произносите твердые «т», «д» перед «е» в таких словах, как «темпера», «коттедж», «терция», «декольте», и в собственных именах — «Декарт», «Дега», «Теренций», «Доде».
  4. «Ч» перед «т» в союзах «что» и «чтобы» москвич произносит как «ш»: «што», «штобы».

Теперь пора вести себя по-московски. Родившийся в Норильске художник, дизайнер, скульптор Андрей Бартенев — человек мира, чаще бывает в Лондоне в Studio 36 в Chiesenhale Art Place, чем на Большой Никитской, поэтому его взгляд на Москву чист:

— Вы уже не смеетесь и не плачете, увидев плоды творчества Церетели, а относитесь к этому как к туману или инею. По отсутствию проституток во дворах Тверской в вечернее время вы понимаете, что сегодня — День Конституции, День милиции, а магазин, закрывшийся в 8 часов вечера, вызывает у вас неприятное изумление. Настоящий москвич в ответ на слова знакомого из провинции: «А у меня зарплата две штуки» — совершенно искренне и не желая его обидеть, спрашивает: «Долларов?».

Виолетта Литвинова, шляпный дизайнер:

— Не подумай, что это хорошо, но выезжая за пределы МКАД, нужно ощущать себя иностранцем в не совсем дружественном государстве. Приехав в любой город мира, пожалуй, кроме Нью-Йорка, москвич хочет нажать на ускоренное воспроизведение, чтобы, наконец, оказаться в нормальном жизненном ритме. Бежать, бежать, бежать — тогда вас сочтут москвичом. Например, остановить ньюйоркца на улице можно, только помахав перед его носом долларом.

Ни в коем случае нельзя бывать на Красной площади, хорошо даже забыть, как она выглядит. Как Веня Ерофеев, мечтавший ее посетить, но оказывавшийся на Курском. Стопроцентное табу — на улицу Старый Арбат и Поклонную гору. Это ложь, что москвич то и дело несется на Арбат, напевая Окуджаву.

Арбат — визитная карточка приезжих. Нельзя ходить на массовые сборища — День города должен стать днем внутренней эмиграции — зашторенные окна, Miles Davis — никаких хождений в подгулявшей массе пьющих «Клинское» на Манежной площади. При слове «третье кольцо» мимикрирующий должен сделать понимающее лицо. Возможные ассоциации: дорожные работы, заманчивые перспективы. Смысловой ряд: жизнь налаживается.

В автобусе желательно быть агрессивным по отношению к пассажирам. Хорошо кого-нибудь толкнуть. Нельзя уступать место старикам. Отношение к незнакомцам сводится к простой формуле: если вы не близкий друг и не член семьи, то для меня вас просто не существует. Никогда не участвуйте в проблемах других людей — это моментально выведет вас из разряда москвичей.

Никогда не стоит начинать беседы на глобальные темы. Политика и экономика — запретные вещи. Не стоит уделять внимания маркам дорогой одежды. Если вы носите пятисотдолларовые штаны от Dirk Bikkembergs, умолчите об этом. Истово разбираются в марках только приезжие. Никакого пафоса — можно одеться как круглый идиот, урод — так называемый фрик. Желательно, чтобы пиджак выглядел так, как будто его хозяин вчерашнюю ночь провел в канаве на промзоне Московского нефтеперерабатывающего завода в Капотне. Не интересуйся ценами.

Кофе в столице уже никто не пьет — переходите на зеленый «Железная Бодхисаттва Гуаньинь». При этом попросите заварить его методом «Гунфу Ча». Акции пойдут только вверх. Не называйте никого по сценическим псевдонимам — Тутты Ларсен не существует, есть Таня Романенко. Но не перестарайтесь: москвичей вообще не существует, считает поэтесса Алина Витухновская. Есть только подлинные аристократы.

— Никто не мимикрирует под москвичей, — говорит она, — идет как раз обратный процесс: скорее москвичи деградируют и превращаются в какую-то среднюю массу. Грань между Москвой и каким-нибудь мелким городком, селом, деревней, Казахстаном или вокзалом абсолютно стирается. Прослойка сохранилась в Петербурге, поскольку Питер — культовое место и он менее подвержен рыночному распаду. Единого поведения москвича существовать не может, существует подлинный внутренний аристократизм. Хочу заметить, что ходить на светские вечеринки — это как раз чисто провинциальное занятие. А понятие «мода» неактуально само по себе. Те, кто одевается по моде клубов или модных журналов, они и выглядят провинциально. Мода превратилась в чистый бизнес и развод. И настоящий дендизм и аристократизм заключается как раз в игнорировании тех фактов, которые нам навязываются модными журналами.

По мнению Витухновской, понятие моды не должно занимать аристократическую личность. А провинциала лучше всего характеризует то, что он разбирается в иностранных автомобилях и марках дорогих костюмов. И может произнести на одном дыхании имя Dirk Bikkembergs.

Иишницу заказывали?

Автор: Антон Елин